Автор: admin_olexis

Финал Коры 2022 — 27 марта!

Финал Коры 2022 — 27 марта!

Финал фестиваля короткого рассказа Кора состоится 27 марта.

Фестиваль пройдет в онлайн-формате, с 1 до 16 часов по московскому времени.

Ссылка на трансляцию будет размещена чуть позже на сайте фестиваля.

Короткий список Коры 2022!

Короткий список Коры 2022!

Основная номинация 


Агапина Мария «Равенство тождество»  (опубликован в №2 журнала «Иначе)

Елена Метревели «Рояль»

Антонина Малышева  «Кукла и желтый заяц»

Марья Малми «Крепче крепкого»

Екатерина Бордон «Говорить или не говорить»

Ольга Серова «Четыре сердечка»

Елена Кутузова «Песня кузнечиков»

Анна Занадворова «Клад  племени белолицых»

Екатерина Исаева «Письмо» 

Вера Бройде «Падение»

 Асланова Юлия «Стеклянный пляж»

Русинова Евгения «Покатушки без ватрушки»

Мария Фиш «За синей дверью»

Моркина Татьяна «Вправо-вниз»

Дина Гербек «Новый уровень»

Номинация Святочный рассказ  XXI века

Ксения Комарова «Гадательная книга облаков МБОУ СОШ № 121»

Евгения Басова «День рождения»

Ирина Лукьянова «Внуки Баламута» 

Антонина Малышева  «Звезда и борода»


Номинация Зависть


 Александра Зайцева «Далекие долгие сумерки»

Ирина Лукьянова «Гений и злодейство»

Елена Ивченко «Обратный перекид»

Наталья Песочинская «Глина»

Евгения Басова «Змеи, пиявки и медведи»

НАРОДНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ — ссылка

https://docs.google.com/forms/d/e/1FAIpQLSeVLid3IzgUdYyVEziPyivD3F9CfI9cVQxiN2khE20eAv0lOQ/viewform?usp=sf_link

24 октября — онлайн-читка Коры!

24 октября 2021 года Центральная городская детская библиотека имени А. П. Гайдара станет площадкой для осенней части Фестиваля короткого рассказа («Кора»), посвященной детской поэзии – «Кора-Стих».  Читки пройдут онлайн, с 11:00 до 15:00, ссылка на прямую трансляцию в Youtube.

Короткий список: 

Первый фестиваль «Кора-Стих» прошел 25 октября 2020 года, на него было прислано свыше 60 лиро-эпических произведений для детей и подростков. Самыми популярными жанрами были сказки и тематические циклы стихотворений. На второй конкурс прислано более 50 работ.  

«Кора» — это зимний фестиваль короткого рассказа, который придумали писатель Алексей Олейников и Центральная городская детская библиотекаим. А.П. Гайдара города Москвы. Он проводится ежегодно в феврале. А «Кора-Стих» — это его осенний брат-близнец, фестиваль больших стихов.  Когда мы говорим большие — мы имеем в виду большие в сравнении с привычными стихами для детей. Поэмы, эпические симфонии, тематические циклы, объединенные одним героем или темой.  

В состав литературного совета фестиваля этого года вошли: 

Наталия Волкова, российский поэт, детский писатель и переводчик, дипломант конкурса им. Алексея Толстого, лауреат конкурса на лучшее произведение для подростков им. С. В. Михалкова, член Союза писателей Москвы, лауреат премий имени П. П. Ершова, ведущая передачи о детской литературе «ЛитТучка».

Алексей Зайцев, поэт, лауреат премии имени Корнея Чуковского, победитель, а также обладатель приза зрительских симпатий фестиваля поэзии «Филатов-фест». Редактор отдела детской литературы электронного журнала «Формаслов».

Виктор Лунин, советский и российский детский поэт, писатель, переводчик, лауреат литературной премии журнала «Мурзилка», дипломант премииим. Андерсена, лауреат премии имени А. П. Чехова Московской городской организации Союза писателей России, лауреат литературной премии имени Корнея Чуковского. 

Результаты работы жюри и тексты финалистов будут опубликованы 24 октября. По итогам народного голосования среди участников короткого списка также будет объявлен финалист «народного голосования».

«Кора» попала в «Кракатук»

27 сентября, в 12-00, на Детской сцене МККЯ пройдет презентация пятого номера детского журнала «Кракатук», куда вошли рассказы Александра Киселева, Антонины Малышевой и Ларисы Романовской, который участвовали в сезоне Кора 2021. В этом же номере будут опубликованы новые рассказы неоднократных участников Коры Светланы Ледневой и Дины Гербек.

Так же, в предыдущих номерах журнала «Кракатук» были опубликованы рассказы из сезона Коры 2020 — рассказ Арины Остроминой «Медведь на ухе», Александры Можгиной «Рыбы молчат» и Натальи Калинниковой «Мой новый дедушка».

В презентации будет участвовать Анастасия Левашева, главный редактор и Юрий Денисов, литературный редактор журналов «Улитка Коперника» и «Кракатук», и Татьяна Рудишина, главный библиотекарь Центральной детской библиотеки им. А. Гайдара.

Открыт прием рукописей на фестиваль детской поэзии «КораСтих» 2021 года!

Открыт прием рукописей на фестиваль детской поэзии «КораСтих» 2021 года!

24 октября 2021 года Центральная городская детская библиотека им. А.П. Гайдара станет площадкой для осенней части Фестиваля короткого рассказа («Кора»), посвященной детской поэзии – «КораСтих».

Первый сезон состоялся 25 октября 2020 года, на него было прислано свыше 60 лиро-эпических произведений для детей и подростков. Самыми популярными жанрами были сказки и  тематические циклы стихотворений.  Откликнулись авторы не только из России: география фестиваля простиралась от Петербурга и Москвы до Торонто. 

Среди поэтов, приславших рукописи, были такие авторы, как  Наталия Волкова, Мария Рупасова, Анастасия Сорокина, Мария Ботева, Игорь Шевчук, Елена Фельдман и многие другие.

В состав литературного совета фестиваля этого года вошли: 

Наталья Волкова, российский поэт, детский писатель и переводчик, дипломант конкурса им Алексея Толстого, лауреат конкурса на лучшее произведение для подростков им С.Михалкова,  член Союза писателей Москвы, лауреат премий им. Ершова, ведущая передачи о детской литературе «ЛитТучка».

Алексей Зайцев, поэт, лауреат премии имени Корнея Чуковского,  победитель, а также обладатель приза зрительских симпатий фестиваля поэзии «Филатов-фест». Редактор отдела детской литературы электронного журнала «Формаслов».

Виктор Лунин, советский и российский детский поэт, писатель, переводчик, лауреат литературной премии журнала «Мурзилка», дипломант премии им. Андерсена, лауреат премии имени А. П. Чехова Московской городской организации Союза писателей России, лауреат литературной премии имени Корнея Чуковского 

Рукописи принимаются по адресу по адресу poetry@korafest.ru.   Жанр — любой. Читательский адрес — от шести до шестнадцати лет. Срок приема — до 20 сентября 2020 года. Время чтения должно составлять не более пяти минут или пяти страниц текста. (12 кегль, полуторный интервал). Поэмы и стихотворные подборки, прозвучавшие на фестивале «Кора», заносятся в открытую базу (для дальнейшей популяризации и продвижения). Все права остаются у авторов. По желанию автора текст может быть удален с сайта. 

КОРА: Итоги весеннего состязания критиков

В марте фестиваль короткого рассказа Кора и журнал о детской литературе «Переплет» объявили весеннее состязание среди критиков.

Мы искали вдумчивый критический разбор одного или нескольких рассказов, вошедших в один из шортов Коры, этого и прошлого сезонов. 
Можно было сосредоточиться на одном тексте, а можно попробовать сопоставить несколько рассказов. Выбор победителя проводился по двум номинациям:

1 Кора

2 КораСтих

К сожалению, в номинации КораСтих достойных рецензий не нашлось. Предполагалось, что мы объявим победителей на фестивале Красная площадь, однако из-за короновирусных ограничений фестиваль перенесли.

Но вот, мы, наконец, готовы объявить победителя.

Победитель в номинации Кора

Мария Ушенина. Рецензия на рассказ Александры Можгиной «Рыбы молчат»

Финалисты состязания критиков

Асланова Юлия. Рецензия на рассказ «Мартин дом».

Надежда Грибова. Сравнение рассказов Светланы Ледневой «Королевские охотники» и Арсении Бурковой «Дрозд и Пицца»

Дарья Никифорона. Рецензия на рассказ Елены Усачевой «Совсем одна»

Валерия Семенская. Рецензия на рассказ Натальи Ключаревой «Иван Иванович из Африки»

Александра Раева. Рецензия на рассказ Натальи Ключаревой «Иван Иванович из Африки»

Вероника Ляляева. Рецензия на рассказ Валентины Дегтяревой «Желтый куб»

Белла Кирик. Тема травмоговорения в рассказах фестиваля Кора

Елизавета Мацупко. Рецензия на рассказ Нины Дашевской «Промельк»

Елена Цветкова. Рецензия на рассказ Дарьи Доцук «Экранчики»

Текст победителя будет опубликован на сайте журнала о детской литературе «Переплет» на гонорарной основе.

Отдельно хочется отметить отзывы Елены Цветковой, Елизаветы Мацупко, Беллы Кирик и Надежды Грибовой, которые также будут опубликованы на сайте журнала «Переплет».

Опыт работы с рассказом Светланы Ледневой «Королевские охотники». Надежда Грибова

Опыт работы с рассказом Светланы Ледневой «Королевские охотники». Надежда Грибова

Я веду книжный онлайн-клуб для детей-билингвов младшего школьного возраста, дети из Германии, Франции и с Кипра. У ребят в большинстве хороший уровень русского, и я на встречах читаю вслух короткие рассказы, подходящие для их возраста, а потом мы их обсуждаем. Недавно я прочла в одной группе рассказ Светланы Ледневой «Королевские охотники». Слушали с интересом, а потом вдруг развязка! И часть детей были удивлены, как? Это все?! Они настроились на длинный рассказ. Другие очень обрадовались внезапной смене темпа. 

Рассказ большинству понравился. Почти все ассоциировали себя с героями. Задала вопрос «а сколько лет мальчикам?», и возраст героя почти всегда совпадал с возрастом слушателя. Только одна девочка 9 лет снисходительно сказала, что только пятилетки не знают, что львы охотятся прайдами. Мальчишкам-слушателям понравилось во что решали играть герои, а девочкам, что главный герой смог включиться в игру. Попытались сформулировать о чем рассказ одной фразой, получилось «о мальчиках с велосипедами/о королевских охотниках и рыцарях», но это проблема не рассказа, а слабого пока умения ухватить суть.
Обсудили каково это знакомиться с новыми людьми, какие чувства дети при этом испытывают. Да, большинство робеют и стесняются. А подключиться к игре двух друзей решились бы далеко не все слушателей. Закончили уже просто обменом впечатлениями, кто во что любит играть с друзьями.

Надежда Грибова

Опыт работы с рассказами «Экранчики», «Дрозд и Пицца», «Акварель», ««Как скрафтить меч…». Ольга Лишина.

Опыт работы с рассказами «Экранчики», «Дрозд и Пицца», «Акварель», ««Как скрафтить меч…». Ольга Лишина.

Итак, во-первых, мы читали «Экранчики» Дарьи Доцук ещё до конца конкурса (связи!). Читали, кивали и вопияли «жизааа», обсуждали героиню и вопрос «а зачем мы вообще ходим в школу», надо ли туда ходить ногами или дистант – благословение.

Потом я просила написать свои впечатления от дистанта или впечатления персонажа. Отдельный вопрос – форма рассказа, который немножко рэп или стихи. Очень интересно послушать, что же делает стихи стихами – рифма? И перестаёт ли текст быть стихотворным, когда рифма пропадает?

Во-вторых, рассказ Арсении Бурковой «Дрозд и Пицца». Честно скажу, брала его в первую очередь потому, что он мне нравится именно как «повод для разговора». Главной сложностью оказывалось понять в начале рассказа «кто на ком стоял», кто из героинь – когда говорит, разбирались вместе. Очень хорошо, что в рассказе есть фраза про то, что некоторые ходят в школу в пижамах – все дети дошли сами, что это значит – школа частная или «прикольная», яркая иллюстрация информации «за текстом». Разбирались с портретами героинь, гуглили имена из рассказа (там на три страницы – и Кандинский, и Хоккинг и даже Капица), тоже очень наглядно, как этим можно пользоваться для работы над персонажем.

В-третьих, «Акварель» Ларисы Романовская. Уж я их и так и сяк пинала, что мол, а рассказ ли это, а где же «завязка кульминация развязка», герой же просто погулял с собакой, всё равно все дружно стоят на том, что рассказ, законченный, понятный и «необычно, но интересно». Так-то я работаю над минимизацией слов «интересно» (у себя в том числе), но тут действительно сложно самим было объяснить, «как именно», я подсказывала про лирику – кто-то хватался за эту мысль и её крутил, но вообще-то соглашались не все.

Одна девочка сказала, что очень даже сюжет и правда, мальчик действительно на чьей-то картине («все мы лишь чей-то сон», такое). Кстати, вчера выдала этот рассказ на дом ученице, сказала, что обсуждать будем через неделю и можно хоть в пух разнести, а внезапно взрослая моя двенадцатилетняя девочка посмотрела на меня долгим взглядом из-под модной чёлки и сказала, что если нам в тексте что-то непонятно – это не значит, что рассказ плох, возможно мы просто невнимательно читали или с первого раза не поняли. Считаю это прямо итогом двух лет работы, честное слово, чуть не расплакалась.

И (ласт, нот ве лист, так сказать) — Анна Занадворова «Как скрафтить меч в домашних условиях». Мне идея рассказа про игру в игру не понравилась, думала, дети будут пыхтеть, что с ними заигрывают, а Ванюша мой радовался невероятно, и – (методика моуд он!) чуть не полчаса подробно объяснял мне (окончательно отупевшей для этого урока;) каждую строчку. Чем отличаются золотые яблоки, кто такие селяне и так далее, и так далее. Завтра повторим с Ясей. То есть, повторю, человек объяснял что-то не знающему — подробно и понятно.А на сладкое к этому рассказу удачно подходит рэп Линор Горалик про Машу и свиней, Ваня больше всего оценил шутку про кровати в аду (если вы не в курсе – в майнкрафте в аду не спят), и поспорил, что красные цепи – это вообще-то «рэд стоун».Так что при всех личных симпатиях и антипатиях, шкатулка с рассказами – прекрасный подарок учителю. Спасибо, авторы и организаторы.
Ольга Лишина

Опыт работы с рассказами «Дурдомпора», «Как скрафтить меч…», «Акварель», «Экранчики». Нина Дашевская.

Опыт работы с рассказами «Дурдомпора», «Как скрафтить меч…», «Акварель», «Экранчики». Нина Дашевская.

Читали в школе несколько рассказов из Короткого списка Кора 2021.

Дурдомпора, Дина Гербек (5-6 класс).Сначала — тишина и «очень понравилось» (мне тоже). Говорить оказалось не так просто, трудно ухватить. Потом — разговоры о том, как Даша ни в чем не виновата. О том, что она хороший человек, иначе бы это все ее не так мучило. Было ли ощущение беды? Да, весь рассказ. Откуда? Да из первой строчки. Здравая мысль — а чего мужчины, с которыми Дурдомпора нормально разговаривает, не поговорят с ним, что так нельзя? И — как быть с такими людьми? Не обращать внимания, не замечать… но иногда невозможно же! Понравилась мысль — воспринимать такого человека как обучение дзену, типа — смотрю на него и воспитываю в себе стойкое сопротивление раздражению. В итоге вышли на то, что одна из главных тем тут — вина, которая не обязательно есть, но человек ее чувствует. И если бы все кончилось плохо — жалко было бы не Дурдомпору, а Дашу. (И мое отдельное личное спасибо автору за финал). Но некоторым Дурдомпору жалко и так, с самого начала. Сказали — «может, у него детская травма? Или не детская….» Что передать автору? Тишина… и один голос: «я бы сам в него снег кинул!!!» В общем, сложный, объёмный рассказ.

Как скрафтить меч в домашних условиях, Анна Занадворова (с пятым классом) Заинтересовало всех, даже тех, кто о майнкрафте не слышал. Один человек радостно стал говорить о том, что он тоже так играл, и не потому, что его лишили гаджета. Притащил даже меч пиксельный. С удовольствием просветили меня по поводу неизвестных слов. Те, кто майнкрафта не знает, сказали, кое-что непонятно (хотя мне как раз кажется, интуитивно все ясно). Да, интереснее всего со словом «скрафтить». Ещё до чтения первый же человек сказал, что оно ассоциируется с верстаком (!). Можно ли использовать это слово вне игры? Да. Крафтовая бумага, делать что-то из неё… или нет, вообще что-то делать!Предложили:Скрафтить можно процессор, закладку, открытку. Стих (!). И — скрафтить ссылку (это как раз возникло в процессе моей попытки вставить ссылку на рассказ в чат). Причём до этого решили, что «скрафтить» отличается от «сделать» тем, что касается именно ручного труда и физических действий. Можно ли скрафтить уроки? Нет, говорят. А суп? Физическое же действие — мама пошла, скрафтила ужин. Ну, нет, говорят. Почему? Ну какой ещё суп! Однако же — вот, стих скрафтить все же можно. Видимо, воспринимается как физическая работа?… Мне кажется, у слова много возможностей, оно жизнеспособно и вне игры. На вопрос «права ли мама, которая выгнала детей на улицу» — обычно свободолюбивые дети отворили « да, конечно». Будут ли они и дальше играть в реальном мире? Нет, как только им отдадут планшет — вернутся туда, там все равно интереснее. Да, люди, которые опоздали на чтение и попали на обсуждение рассказа, быстро стали ныть, чтобы им кинули ссылку почитать. Тема все же беспроигрышная.

«Акварель», Лариса Романовская. Сначала сказали — ничего непонятно. Потом потихоньку раскрутили, оценили акварельность, плывучесть текста. На вопрос — могла ли быть другая краска? — нет, говорят. Гуашь — это вот в Майнкрафте могла бы быть. Тут все течёт. Вопрос: хороший ли художник Илья? — ответили — да, однозначно. Почему? Мы же не видим, что он рисует, похоже, у него все расплылось и ничего не вышло? Ответили (хором) — в рисовании не важен результат? (Как?!) а так, он все чувствует, он художник! Цель ведь не в том, чтобы картину нарисовать! Я говорю — а в математике важен результат? Да! … но потом подумали и все же пришли к выводу, что там тоже процесс может быть важнее ответа, это уже олимпиадники рассказали про систему оценивания. Где путь к решению может стоить дороже просто ответа. Мама. Маме не нужно его рисование, сказали все. И она знает, что он ничего не сделает, и она потом будет с ним сидеть до ночи! Вопрос — что должна была сделать мама? Две версии.«сказать — ну порисуй полчаса, а потом уроки» или «сказать — сначала уроки, потом рисуй!» Никто не сказал, что хорошо бы маме поинтересоваться вообще его рисованием, это странно. Собака — очень оценили вот это «когда я гуляю с Джеем, я сам как собака» — вот, говорят! Он художник, это здесь видно! То есть — чувство других для художника важнее, собственно, техники. Да, и сказали, что «туманность мысли» — признак взросления героя. Неожиданно. На мой вопрос, может ли Илья играть в Майнкрафт, ответили однозначно «нет». Хотя вот же, тут в классе сидит человек тонкой гуманитарной организации (очень похож на Илью), который о майнкрафте знает больше всех. То есть — автор нам показал героя таким, что представить его в других условиях они не могут. (А я очень даже могу, например).

Дарья Доцук, «Экранчики» 6-7 класс. «Странно», «Непонятно». Это автор не смог написать понятно, или это так специально? Специально, говорят. И — нужно ещё раз прочесть, потому что здесь нам рассказывают не историю, сюжет. А показывают то, что внутри головы героя. Забавно, что им показалось не так интересно обсуждать сам вопрос дистанта и зума (надоело, говорят). А интересен, что внутри головы, не так и важны тут внешние условия.

А: «это очень подростковый текст, видно, что герой не взрослый, даже если бы речь не шла об уроках». Быстро вычислили, что собака Егора — это сам Егор, душа Егора (вполне вписывается в концепцию, что собака — душа человека, ещё у русских классиков). Что учительнице очень плохо — все видят. Ей хуже, чем детям. Почему? Она не знает, слышат ее или нет! (Все они отлично понимают) Почему вы выключаете экраны? Я не выключаю. Я лежу. Не нужно следить за своей внешностью. Я ем (сейчас нет, но иногда да). Случаен ли выбор окошек у героини — Навальный, Дудь, Манижа, как поступить в Гарвард, как сварить яйцо? Сначала говорили — да, просто такой винегрет, все вместе. Потом — этот выбор говорит о ее свободе, о том, что она выбирает сама (интересны — политика, музыка, поступление… и яйцо тоже, конечно). Спрашиваю, на обычном уроке бывает же, что все сделал, и скучно. А книгу читать нельзя. Искреннее удивление: как нельзя?! У нас всегда можно! (Ну да, Инт. Я, в общем, тоже всегда разрешаю, но забавно, что им это кажется нормой для всех школ). Где больше свободы — на дистанте или в школе? Однозначного ответа нет, сами все больше хотели в школу. Потому что школа — это в не самой большой степени «источник знаний», она для другого нужна. Тяжелее всех мальчику, который в прошлом году пришёл новеньким и не успел познакомиться с «живыми людьми». Да, это отдельная тема: мне кажется — «новенький в зуме». Важная мысль от шестиклассника — на дистанте на ученике больше ответственности. Я говорю: «мне кажется, что героиня довольно легко переживает диктант, ей там многое нравится, вообще довольно оптимистичный текст», они говорят — «нет, текст очень драматичный, даже слишком. Ей там очень плохо». В общем, сама тема зума не так увлекла, содержание показалось интереснее — и передано через форму как раз, форма текста, перетекающая из прозы в стихи и обратно.

Theme: Overlay by Kaira Extra Text
Cape Town, South Africa